Никита Тулинов: «Папа долго не разрешал мне встать в ворота»

Large    1
Вратарь «Сибирских Снайперов» Никита Тулинов проводит свой второй сезон в Молодежной Хоккейной Лиге. В интервью он рассказал о сборах с «Сибирью», начале самостоятельной жизни в 16 лет и поступлении в университет.

- Во сколько лет начал заниматься хоккеем?
- В хоккей попал в возрасте трех лет. Сначала я занимался фигурным катанием, а потом уже отец отвёл меня в хоккейную школу «Белые медведи» в Москве.


- В какой момент ты понял, что хочешь быть вратарем?
- Наверное, я понял это с самого начала. Я смотрел на других ребят. Мне всегда нравилось ловить, отбивать, нравилась форма у вратарей - вот душа и легла. Папа долго сопротивлялся, не разрешал мне встать в ворота. Он сам был игроком, поэтому хотел, чтобы я был полевым. Классе в четвёртом я его уговорил. Для папы это был сложный этап, переживал, что никак не сможет мне помочь, ведь ничего не знал о вратарском деле.


- Ты тренировался в международной хоккейной школе вратарей. Как туда попал?
- Отец познакомился с тренером Олегом Игоревичем Ромашко, у него своя школа. Начали вместе работать и сейчас продолжаем. Огромное ему за это спасибо, он многому меня научил.


- Что больше всего запомнилось в плане тренировок?
- Методика. На этих сборах я понял прямо по пунктам, что нужно развивать. Стойка у меня была раньше очень низкая, из-за этого казалось, что я был маленьким в воротах, а нужно быть крупнее. Там много аспектов.


- Ты начал играть в молодежке в 16 лет за «Снайперов». Для тебя было важно начать рано играть в МХЛ?
- Я думаю, что да. Если бы я потерял этот год, то сейчас мне было бы сложнее вливаться. В том году я присматривался ко всему. А сейчас я уже понимаю все нюансы лиги и что от меня требуют. Рад, что так получилось.


- Ты переехал один в Новосибирск?
- Да, я переехал один, родители остались в Москве. Было тяжело, но что поделать.


- Что ты понял, когда начал жить самостоятельной жизнью?
- Во всем есть свои плюсы и минусы. Ты становишься более свободным, ответственным, чувствуешь взрослую жизнь, но, в то же время, мало личной поддержки. Ты один в городе, родители приезжают редко. В основном, общаюсь с ними по телефону. Полгода привыкал. В этом сезоне уже попроще, знаю ребят, город. В институт тут поступил, друзей нашел (улыбается).


- Школу ты заканчивал дистантом. Было ли сложно совмещать игры и подготовку к экзаменам?
- Это было очень тяжело. Репетиторы у меня были по интернету, не было конкретной системы, потому что игры в разное время, в разных городах. Решалось все день в день. Например, ты просыпаешься, смотришь расписание, если у тебя есть время – звонишь репетитору. К ЕГЭ я готовился месяца за два до первого экзамена, когда у нас начался отпуск.


- Как сдал ЕГЭ?
- Если какой-нибудь отличник увидит мои баллы, скорее всего, ужаснется, но цель я выполнил. Сдал его на минимальные баллы, пороги прошел. Поступил в РАНХиГС на юриспруденцию. Стараюсь все совмещать, но тяжело, конечно.


- Если не хоккей, то какую профессию ты бы выбрал?
- Я бы хотел быть бизнесменом, а сейчас выбрал юриспруденцию, потому что любой бизнес строится на знании законов.


- Как ты изменился, если сравнить твой первый сезон в МХЛ и сейчас?
- Думаю, никак не изменился, сезон только начался, я пока мало игр сыграл. Наверное, прибавилось ответственности, команда сильнее рассчитывает на меня. Требуют больше результата, чем в том сезоне.


- Что для тебя сложнее психологически: пропустить на первой минуте матча или в конце, когда стоял до этого на ноль?
- На первой минуте, потому что у тебя впереди еще вся игра и войти в нее с пропущенной шайбой — не очень. В таком случае нужно просто забыть этот момент, не думать, не накручивать себя и играть дальше. А пропускать на крайней минуте больше обидно, чем психологически сложно.


- В этом сезоне ты был на сборах в Минске с «Сибирью». Что дал тебе такой опыт?
- Я посмотрел, к чему нужно стремиться. Как-никак у всех ребят с молодежной команды есть цель попасть в первую. Необязательно в «Сибирь», в какую-нибудь другую команду КХЛ, а может, даже в НХЛ. Я посмотрел на профессионализм игроков. Как они подготавливаются, тренируются и чем занимаются после тренировки. Увидел всю рутину до и после игры. Если говорить о тренировочном процессе, то там ребята быстрее, сильнее. Я многому научился, теперь понимаю, что такое первая команда.


- Часто вратари получают травмы?
- Вратари такие же люди, как и полевые игроки. Травму может получить любой, мы от этого не застрахованы. Но, скорее всего, получаем их чуть меньше, так как у нас больше амуниции. Вот я только сейчас восстановился после травмы. Уже приступаю к работе.


- Есть ли у тебя какая-то цель, ради которой ты выходишь на лед?
- Быть лучше. Попасть в НХЛ, но это скорее мечта. Ты выходишь на тренировку, чтобы подготовить себя к игре. Чтобы перед выходом говорить себе: «Зачем тебе переживать, ты хорошо отработал на тренировках, и у тебя все получится».


- Что бы ты сказал себе маленькому, если сейчас вы встретитесь?
- Тренируйся больше. Моя карьера сейчас мне нравится. Я не хотел бы что-то менять в прошлом. 

Текст: Василина Чабан



статьи